Эстетика тела

На 1 курсе аспирантуры мне необходимо было подготовить реферат по философии. Тема должна была быть близка к теме моей диссертации. Я выбрала эстетику женского тела: взгляд с античных времен до наших дней. Писала я его долго, почти всё лето, перелопатив кучу книг и зарубежных статей. Работа получилась такой интересной, что мне захотелось поделиться ею и с вами. В этом небольшом исследовании я рассказываю как менялось восприятие женщины к самой себе, как менялось общество, какие были стандарты красоты и что мы имеем сегодня. Делюсь своими философскими наблюдениями о понятии красоты и принятии себя. Если вы не любитель терминологии и долгих вступлений, листайте сразу на 2 главу. Приятного чтения!

Введение

«Женщиной мало родиться, ею важно стать, начав сначала:

 с изучения, освоения, принятия и осознания своего тела»

Мила Туманова

 «Женщина начинается с тела»

Женское тело – какое оно? Чистое, непорочное или грязное и уродливое? Кому оно принадлежит? Почему оно столь притягательно? Подобными вопросами задавались философы разных эпох. Тело женщины таинственно и загадочно. Только в конце 19 века человечество впервые осмелилось изучить женскую анатомию и озаботиться о здоровье дам. А вот использовать девичий стан в личных корыстных целях научились со времен сотворения мира. Тело женщины воспевалось поэтами и художниками, сжигалось на кострах, подвергалось жестокой критике и уродовалось в угоду моде. В данной работе мы попытаемся ответить на вопрос: а какое это женское тело сегодня? В чем его красота, эстетика? Изменилось ли к нему отношение за столько веков?

Для того чтобы разобраться в магии женского тела, необходимо раскрыть несколько фундаментальных понятий. Первое из таких – эстетика.

Баумгартен А.Г., в своём труде «Эстетика», дал следующее определение данному термину: «Эстетика – теория свободных искусств, низшая гносеология, искусство прекрасно мыслить, искусство аналога разума, есть наука о чувственном познании. (scientia cognitionis sensitivae). <…> Цель эстетики – совершенство чувственного познания как такового, и это есть красота. При том следует остерегаться его несовершенства как такового, которое есть безобразность» [1].

Эстетика изучает то, как человек с помощью творчества переживает реальность и познаёт её, что вызывает у него чувства удовлетворения и блаженства, а также чувство единения с миром или Богом. А что, как не женское тело, тело рождающее новую жизнь, рождает удовольствие эстетическое.

Надо отметить, что в разные времена и сами женщины и мужчины по-разному относились к красоте и пониманию женского тела. Хотя, справедливо заметим, что даже во времена потребительского отношения к женскому телу, его все равно пытались украшать различными способами.

Эстетическое сознание человека построено на чувственном отношении к предмету, в нашем случае к телу. И чем более сложно это тело, тем большую эстетику в нем можно увидеть. Будут то милые ямочки на щеках, выпирающие ключицы или покатые бедра. Помимо оболочки тела важным будет упомянуть и движения. Грация прыжка, взмах кисти, во время игры пианиста, синхронное движение в танце — всё это магнетически притягивает и завораживает зрителя, обладающего некоторым эстетическим вкусом.

Отсюда мы подходим к пониманию кто такой эстет. Эстет — это человек, обладающий возможностью ценить красоту мира, природы, искусства. Это человек, который не просто оценивает красоту в моменте, но также и поддерживает, развивает идеи эстетизма в массах.

Сложно сказать, кто выступает большим эстетом — мужчина, который любуется красотой женщины, или сама женщина, которая наряжает свое тело и всячески за ним ухаживает.

Наука эстетика задается следующими вопросами: где начинаются и заканчиваются понятия эстетики, что такое вкус и чувство меры? Применительно к телу, это очень интересные вопросы. Есть такая поговорка “о вкусах не спорят”, и по отношению к женскому телу она точна как никогда. Что считать красивым в теле, а что безобразным? Скажем, длинные висячие груди у чернокожих женщин африканского племени — это прекрасно или безобразно? Где эта грань? Она очень размыта. В зависимости от народности, быта и общего окружения, у человека складывается своё представление об красоте и эстетике тела. И то, что для европейца может показаться безобразным, для чернокожего юноши из Африки может стать предметом восхищения.

Глава 1. Термины эстетики, телесности. Понятия красоты

Чтобы изучить тело с точки зрения эстетики, нужно иметь представление об основных понятиях. Эти понятия формируют категории, которые эстетика изучает. Советский философ и историк Бычков В.В. выделил пять основных категорий эстетики:

  1. Эстетическое
  2. Вкус
  3. Прекрасное (красота)
  4. Безобразное
  5. Трагическое, комическое, ирония

Рассмотрим каждую категорию эстетики подробнее.

Эстетическое — это то, что вызывает у объекта наслаждение и удовольствие от предмета познания.  Это определенный опыт, в результате которого объект чувствует радость, а также достигает блаженства, катарсиса.

Вкус — это определенный навык, который помогает выявлять красоту, подвергать ее критике.

Красота входит в понятие прекрасного, но не равнозначно ему. Философы определяют прекрасное как нечто, что доставляет человеку удовольствие и вызывает чувство гармонии. Так, прекрасным может быть цвет, фигура, звук. А красота — это отличительная черта какого-то определённого объекта.

Фома Аквинский рассматривал прекрасное как то, что одним своим видом может доставить удовольствие. Он считал, что для красоты требуются три условия:

1) цельность или совершенство,

2) должная пропорция или созвучие,

3) ясность.

Под ясностью подразумевается ясность восприятия происходящего. К эстетическому восприятию, прежде всего, относятся зрительные и слуховые ощущения. Зрение и слух тесно связаны с разумом и потому способны к восприятию прекрасного.

В отличие от прекрасного, возвышенное вызывает не только удовольствие, но и особенное волнение, благоговение. Это смешанные чувства и ужаса, и радости. Когда человек осознает на сколько она мал и ничтожен по отношению к природе, возвышенные чувства захватывают его.

Другая категория, полная противоположность прекрасному — это безобразное. Вызывает уже совсем не те чувства, что в прекрасном. Здесь человек чувствует отторжение, полное неудовлетворение и антипатию. Например, такое направление, как авангард, в конце 19 века считалось невероятно безобразным. А сегодня, удивительно, но отношение уже совсем иное. Так, в зависимости от времени, одно и то же тело, один и тот же образ, может быть, как прекрасным, так и безобразным. Более подробно этот момент будет разобран ниже.

Комическая категория заставляет человека улыбаться, смеяться над любыми жизненными трудностями. Эта категория крайне интересна тем, что помогает человеку в форме игры познавать и обнажать реальность. Применительно к телу — это та категория, которой наиболее не хватает в 21 веке, ибо именно сейчас женщина слишком серьезно относится к своему телу, к его прелестям и недостаткам, стараясь максимально идеализировать каждый сантиметр тела, не принимая реальность такой какая она есть. Не принимая себя и свое тело, даже через призму комичности.

Такая категория, как ирония, занимается разоблачением действительности, снимает все зашоры. Некоторые философы считают, что именно благодаря иронии искусство в целом существует.

Отношение человека к любой из этих категорий контролируют эстетические нормы. Как бы негласные заповеди, которые формируют представление индивида об идеальном/комичном/безобразном. Выход за эти нормы приведёт к отсутствию эстетического феномена.

Телесность

На сегодняшний день философия не считает тело и телесность тождественно равными. Сегодня телесность подразумевает более глубокий подход. Телесность – это категория философии культуры, для обозначения телесной структуры человека, являющейся результатом процесса онтогенетического, интеллектуально-личностного развития и выражающее культурную, индивидуально-психологическую и смысловую составляющие уникального человеческого существа.

В.В. Мальцева в своей статье «Философия телесности в свете концепции культуры времени»[2] утверждает, что у телесности есть 3 ступени: идеал, мода, эталон. Первая ступень – идеал как высшая ценность, образуется на пересечении культуры восприятия телесности и внутренней культуры телесности.  Внутренняя культура телесности – это отношение человека к своему собственному телу, к своему самочувствию, уровню здоровья, к боли. Т.е. ощущение человеком себя как живой единицы, с разными физиологическими потребностями. А вот культура восприятия телесности — в самосознании – как собственного самочувствия, так и восприятия телесности окружающих. Идеал – это самая высокая цель стремлений человека.

Вторая ступень – мода – возникает на пересечении культуры саморегуляции телесности и внешней культуры телесности. Мода культуры телесности проявляется в любой сфере жизни, от религии до неформальных групп.

Понятие красоты

Тело считалось красивым всегда. Но вопрос этой самой красоты различался. Например, во времена Рембранда полное женское тело у европейцев считалось невероятно красивым, сегодня же наоборот, полное тело — это не эстетично, не красиво, местами отталкивающе. Т.е. одно и то же тело в разное время поменяло своё место в категориях эстетики: от красивого к безобразному. Пройдет время и возможно всё вернется на начальный круг – безобразное снова станет красивым! Но что такое это красиво, с точки зрения философии?

Красота – это одна из традиционных категорий эстетики, входящая в семантическое поле категории «прекрасное». С древности она существовала в культуре практически как синоним прекрасного и нередко употребляется в этом смысле и доныне, особенно в обиходной речи. Однако уже с античности наметились и некоторые смысловые различия, хотя они никогда не были строго закрепленными. В отличие от более широкого смысла прекрасного, как категории из поля субъект-объектных отношений, красота является характеристикой только эстетического объекта. С ее помощью стремятся обозначить ту трудноуловимую совокупность свойств объекта (природного, предметного, произведения искусства), которая приводит к генерации чувства прекрасного, к неутилитарному наслаждению[3].

Одним из влиятельных мыслителей западноевропейской средневековой эстетики был Аврелий Августин. Этот христианский мыслитель отождествлял красоту с формой. Что имеет форму – красиво. Что формы не имеет – безобразно. Но интересно, что Августин считал безобразное лишь относительным несовершенством, просто самой низкой степенью прекрасного. Он также считал, что если от чего-то целого прекрасного оторвать кусок, этот кусок утратит свою красоту. Красота была только в составе целого. Эта же мысль имела и обратную форму: безобразное становилось красивым в тот момент, когда входило в состав прекрасного целого. Августин также, как и его коллеги философы, считал, что только чистая душа может постичь красоту вселенной. Для остальных она просто недоступна.

Большинство философов сходятся во мнении, что красота – это больше про духовность, это про любовь и свет души. Так, Лосский Н.О. в своем труде “Мир как осуществление красоты. Основы эстетики” говорил: “…индивидуальность каждого земного человека представляет собою высшую ступень красоты в нашей жизни. К сожалению, видение этой красоты удается очень редко: чтобы она открылась нам, нужна любовь, глубоко проникающая сквозь кору обыденной жизни”[4].  Пожалуй, сегодня проблемы у человечества сразу в двух направлениях: стремительно губится индивидуальность (хотя и восхищаются теми, кто не смотря ни на что, смог остаться верным себе) и отсутствует любовь к ближнему, к миру в целом. А потому вот этой духовной красоты осталось совсем мало. Исчезают те, кто мог бы ее транслировать, как и исчезают те, кто мог бы ею восхищаться.

Интересный взгляд на красоту можно обнаружить у писателей. Иван Александрович Гончаров, русский писатель и литературный критик, приверженец реализма, говорил: «глупая красота — не красота. Вглядись в тупую красавицу, всмотрись глубоко в каждую черту лица, в улыбку ее, взгляд — красота ее превратится мало-помалу в поразительное безобразие».

С Гончаровым согласился бы, и австрийский писатель Карл Краус, который утверждал, что некоторые женщины вовсе не красивы, а только так выглядят. И ведь действительно, красота человека – это нечто большее, чем правильные черты лица или объемы фигуры. С другой стороны, история знает тысячи примеров, когда мужчина вдохновлялся телесной красотой женщины и был готов на любые жертвы, ради обладания этим прекрасным созданием. И да, может быть в последствии при более глубоком знакомстве красота этой женщины померкнет, но до этого момента ее сила может оказаться безграничной и вдохновляющей. “<…> Однако, чем шире кругозор созерцающего мир субъекта, тем в большей степени он находит перевес красоты над безобразием и освобождается от состояния сомнения и колебания”[5].

Подведя итог, можно сделать такой вывод: если человек духовно не развит, то для него красиво то, что недоступно или повсеместно восхваляется, без критической оценки объекта и его свойств. Для человека духовного красота – это про свет и чистоту души, это про поступки и искусство, где телесному отводится второстепенная роль.

Глава 2. Женское тело, история поклонения и рабского отношения в период с X по XX век

«Красивая женщина нравится глазам,

а добрая — сердцу; одна бывает прекрасною вещью,

а другая — сокровищем»

Наполеон I

Многие века люди воспринимали человеческое тело как надежный оплот, как что-то естественное. Не одно поколение великих умов находило в человеческого теле опору для конструирования своих объектов, какими бы они ни были по своему масштабу и форме. Греческие философы проводили аналогию между государством и телом. Государство виделось более устойчивым и стабильным, когда больше в нем было от тела. Начиная с Платона пошла традиция мыслить государство как тело. Также тело становится привлекательным образом тогда, когда речь заходит об огромной вселенной. Ведь платоновский космос — это живое одушевленное тело. [6]

          Спустя время, произошла революция в области осознания и понимания тела. Революцию произвел Декарт. Считал ли он тело чем-то естественным? Отнюдь. В его представлении тело – это машина, никакого космоса. Ему в такт твердил и философ-материалист Ламетри: «человеческое тело — это заводящая сама себя машина, живое олицетворение беспрерывного движения».

Интересно, что отношение к женскому телу в начале средних веков не отличалось гуманизмом. Мужчины использовали женское тело для удовлетворения своих сексуальных потребностей, а также для вынашивания потомства – будущих воинов. Если же потребности удовлетворить не удавалось по той или иной причине, женское тело сравнивали с сосудом, наполненным нечистотами, а саму женщину считали ведьмой.

На эту тему интересно рассуждал католический святой Одон Клюнийский (X век): «Красота телесная заключается в красоте кожи. Действительно, если бы мужчины, обладай они подобно беотийским рысям даром видения внутренней сущности предмета или животного, могли бы видеть то, что скрывается под кожей, один вид женщины вызвал бы у них тошноту, ибо все женские прелести на деле есть не что иное, как кровь, желчь, мокрота и прочая, прочая. Рассмотрите повнимательнее, что таится в ноздрях, в груди и в животе: повсюду лишь грязь, тлен и мерзость. А мы, испытывающие отвращение и не желающие даже кончиками пальцев касаться рвотной массы или экскрементов, как же можем мы желать сжимать в объятиях сосуд, наполненный нечистотами?».[7]

Католический святой не хотел признавать прелесть женского тела, а наоборот, старался максимально его обезобразить в своем воображении и воображении последователей. Впрочем, человека можно понять, он монах, и доступ к женским прелестям для него был закрыт. Но не только священнослужители старались очернить образ женщины, в средние века это было повсеместной нормой. Женское тело считалось средоточием греха и разврата. По меркам того времени, женщина не была рождена для радостей жизни. Ее стан, душевные качества, красота не были достойны воспевания или поклонения. О том, чтобы отдать дань уважения женскому роду не могло быть и речи. Женщина приходила на землю для того, чтобы испытывать горе, терпеть побои и жестокое обращение. Можно даже сравнить женщину с вещью, при этом новый кафтан имел больше привилегий, нежели женщина, ее тело и ее потребности.

По словам Жюля Мишле, «Средневековая медицина занимается исключительно высшим и чистым существом (то есть мужчиной), которое одно может стать священником и одно может у алтаря служить Богу. Она занимается и животными. С них она начинает. Думает ли она о детях? Редко. О женщине? Никогда!».

Все меняется в эпоху Возрождения. В этот период происходит процесс разрушения средневековой системы взглядов на мир и строительство новой, гуманистической идеологии. Эстетика Возрождения стала грандиозным переворотом, который произошел во всех областях общественной жизни.

Первое, что стало в новинку в новой эпохе – это выдвижение примата чувственной красоты. Бог создал мир и этот мир невероятно прекрасен! Теперь мы видим, как много красоты в человеческой жизни, в человеческом теле. Теперь человек находит прекрасным и живое выражение человеческого лица, и гармонию человеческого тела, преимущественно женского. И если раньше средневековый иконописец не особо интересовался настоящими пропорциями человеческого тела, ведь оно было лишь носителем духа. То во времена возрождения художник уже был обязан знать и понимать анатомию человека, математику и многие другие науки. Одним из ярких представителей того времени является великий итальянский художник Леонардо Да Винчи. Стоит только вспомнить его знаменитое золотое сечение. В своем творчестве Леонардо воплотил гуманистический идеал «всесторонне развитой личности».

Женским телом и здоровьем медицина начинает интересоваться лишь в 19 веке. В этот период в западных странах, а также в России, стало активно развиваться такое направление в медицине, как гинекология. Женское тело, его здоровье и возможность деторождения становятся особым объектом интереса медицинских работников. Активно начинает развиваться знание о женской анатомии и физиологии. Шутка ли, в 18 веке уже во всю переходили от ручного труда к мануфактуре, изобрели паровоз, ткацкий станок, а женскую анатомию до сих пор не знали и не понимали, не могли нарисовать строение женского таза и понять, как устроен женский организм.

В конце 19 века и до середины 20 века в западной и российской культуре отношение к женскому телу меняется диаметрально. Теперь, женское тело стало обладать особой силой — силой деторождения. Политика государств всячески беспокоилась о новых поколениях, необходимо было пополнять запасы будущих солдат и рабочих. Теперь в иконографии тех времен женщина стала воплощать в себе идею ответственности матери не только за судьбу своего потомства, но и за судьбу всей страны, всей нации.

Если говорить о стандартах телесной красоты, то они переживали существенные изменения от столетия к столетию. Так, в Древнем Египте красавицей прослыла бы женщина с узкой высокой талией, с длинными заплетенными волосами, узкими плечами и изящно обрамленными черной краской глазами. Стоит упомянуть, что в Древнем Египте женщина обладала фактически равными правами с мужчинами. Ей мог переходить титул фараона, она свободно могла подать на развод, если что-то ее не устраивало, обладала полным набором всех прав, что и мужчины. Поэтому и эталон того времени был в почитании отдельно мужского и отдельно женского.

 В противовес к такому подходу встал уклад Древней Греции, где таких привилегий женщины к себе уже не видели. Теперь ориентация в обществе настроена на всё мужское. Женщина также должна была быть хорошо физически развитой и в идеале быть максимально похожей на мужской тип телосложения. Т.к. в Древней Греции нагота была неотъемлемой частью культуры, женщины своего тела стеснялись, в их умы вкладывали мысль о том, что они являются неудачной копией мужчины. Тем не менее, по знаменитой скульптуре Афродиты историки делают вывод, что в те времена эстетика женского тела обладала пышными круглыми объемами и белой кожей.

В Древнем Китае самой красивой женщиной была та, у которой маленькая стопа. Чем меньше стопа, тем красивее женщина. Ко всему прочему, женщина, претендующая на звание музы, обязана была иметь стройную фигуру, длинные черные волосы и белые зубы. Но первоочередное — стопа.

В эпоху Возрождения, о которой мы уже говорили, стандарты женского тела были следующие: полная грудь, большой таз, склонность к полноте в целом, светлые волосы и вновь бледная кожа. Пожалуй, культ бледности исчезнет только к 20 веку, когда ровный золотой загар на теле перестанет означать рабство, а наоборот, будет показывать достаток женщины, ее возможность отдыхать в теплых странах у океана.

Эпоха Викторианская также поддерживала культ полного тела, с фигурой песочные часы. Именно в это время женщину начинают ценить как мать, а не только как источник красоты и удовольствия.

20 же век оказался тем временем, где эстетические нормы менялись каждые 10-20 лет. Менялся не только костюм, менялось полностью мировоззрение на очертания женского тела и образа. Так, впервые за сотни лет, в моду вошла андрогенная фигура, на пьедестал встают узкие бедра, отсутствие развитой груди, заниженная талия, короткие прически. Всё, что так ценили и воспевали поэты прошлых столетий полностью перечеркнуто. Такой прорыв был обусловлен борьбой женщин за равноправие. Надо отметить, что борьба была успешной и, как показатель равенства не только в правах, но и во внешних проявлениях, в моду вступает мужской тип фигуры. Интересно, что в то время женщины искусственно сплющивали свою грудь, дабы та казалась менее выпуклой. По этому поводу на рынки даже вышли специальные сплющивающие бюстгальтеры.  Этот период дает нам яркий ответ на вопрос: кто инициировал модные тенденции того времени? Однозначно, это были сами женщины. Эстетика их образа была понятна только им самим, т.к. мужчины всё также оставались приверженцами пышных женских тел, диаметрально отличающихся от них самих.

Уже спустя 10 лет ситуация меняется, в 30-50-е годы 20 века в моду вновь возвращается фигура песочные часы, пышная грудь и тонкая талия. Эталоном того времени является фигура Мэрилин Монро. Но мода вернулась не только на естественные женские формы, но и на женственность как таковую. Если проследить все предыдущие поколения, станет понятным, что для мужского мира не было более прекрасных форм, чем те, что были отличными от их собственных. Чем больше женщина походила на мужчину, тем меньше она ему нравилась. С другой стороны, женщины давно устали от рабского отношения к своему телу и образу. Как уже говорилось ранее, роль женщины в обществе была очень низкой, на уровне рабыни или прислуги. Женскую красоту всегда эксплуатировали и использовали, поэтому не удивительно, что в момент установления равенства в правах и свободах женщин с мужчинами, женщины первым делом открестились от своего привлекательного внешнего вида. Стараясь максимально упростить свой сексуальный образ.

Моду на женственные фигуры и женственность в целом возвращает эпоха кино, а точнее золотого Голливуда. Ассоциация производителей и прокатчиков фильмов создала целый кодекс Хейса, согласно которому у женщин в кино были ограниченные роли и права. Ко всему прочему кодекс диктовал образ женщины. Стандарты были на фигуру с аппетитными формами, при этом стройность тоже никто не отменял. Понятно дело, что то, что транслируется в кино, моментально проникает в сознание граждан и становится новой культурой. Женское плодородное тело снова на высоком пьедестале.

Но уже к 60-м годам культуру ждет новый виток. Можно назвать это возвращением к 20-м, где в моде были андрогенные тела. В 60-е тенденция примерно та же, но уже тела не прячут в робах, теперь для женщины создают новый образ, который никто за всю историю сотворения мира, никогда еще не видывал. Пожалуй, эта эпоха не мужских тел, а подростковых. К новшествам в одежде относятся изобретение мини-юбки, бикини, а также женский пиджак. Модной иконой того времени являлась модель Твигги. Итак, 60-е – это второй период за 20 век, когда эстетика женского тела кардинально меняется от женственности к маскулинности. Удивительно, но этот период повторится и в третий раз за столетие, но об этом чуть позже.

В 80-е года тело женщины подвергается очередной критике. На этот раз эталоном становится спортивное тело, руки и ноги должны быть подкачаны, а талия оставаться тонкой. Также, в этот период ценился высокий рост, что было связано с олицетворявшей эталон того времени моделью Синди Кроуфорд. 80-е это первый период в истории человечества, когда женское тело стало рассматриваться с призмы спорта. До этого периода тело женщины просто должно было быть склонным к полноте, важны были развитый таз и бюст, полные руки и ноги. Спортивное тело высоко ценилось у мужчин, но не у женщин. Даже если взять танцовщиц 18-20 века, они все обладали пышными формами, в том числе балерины.

Глава 3. Современный взгляд на эстетику женского тела в век цифровых технологий

Согласно Яблонской, «в контексте новой философской парадигмы целесообразно зафиксировать два плана проявления телесности: план ее проявления «для себя» и план ее проявления «для другого». Форма «для себя» может и не иметь четких рефлексивных сопровождений и выступать как некая безрефлексивная данность. Модальность тела «для другого» – это многочисленные формы репрезентации тела в границах историко-культурного пространства»[8]. В данной работе будет рассмотрена форма «для другого», т.к. женское тело всегда проходит через социальную оценку, и оценка эта меняется каждые несколько десятков лет. К сожалению, в погоне за соответствием идеалу, женщины часто становились жертвами своих стремлений и еще в юном возрасте погибали.

Достаточно вспомнить жесткие корсеты из уса кита и объемные кринолины. Мода 19 века была беспощадна. Стандарты красоты гласили, что у женщины в обязательном порядке должна быть узкая осиная талия, бледная аристократичная кожа, пышный подол платья и покатые плечи. Из-за крайне узких корсетов у женщин смещались внутренние органы, затруднялась работа диафрагмы, а значит и дыхания. Из-за нехватки кислорода, дамы постоянно падали в обморок. Но это самое невинное, что могло произойти в угоду модным тенденциям. Известны случаи, когда ломались ребра под корсетом и впивались в печень, лишая хозяйку жизни. Также массовой проблемой были длинные подолы платьев, из-за которых женщины падали и ломали себе ноги, подворачивали лодыжки. Это те, кому больше везло. Те, кто везением не отличался, сгорали от своих платьев заживо. Происходило это преимущественно на балах и приемах, где дама располагалась рядом с камином. Небольшая искра на платье и за несколько минут женщина полностью сгорала, помочь никто не успевал. Одним из самых известных подобных случаев является бал 1871 года, на котором из-за пожара платья погибли сразу две сестры Оскара Уайльда. У одной девушки платье загорелось, а вторая поспешила на помощь к первой. Как итог – загорелись и умерли обе. Возраст дам не превышал 24 лет. Таких трагических моментов история знает много и каждый из них – это про дань моде. Про желание соответствовать социальным нормам и требованиям.

Стоит упомянуть и употребление уксуса, мышьяка для придания бледного цвета лица, потому что именно так женщина выглядела утонченной. Были даже нормы на слёзы – не более 4 слезинок за раз, в противном случае портился цвет лица, что недопустимо. В этом водовороте издевательств над собственным телом стоит только один вопрос: кто задавал эти нормы? Мужчины или сами женщины? Кто был большим ценителем прекрасного: тот, кто производил красоту или тот, кто ею любовался? И если стандарты устанавливали сами женщины, то в чем была их конечная выгода?

21 век тоже установил свои особые нормы для красавиц. И если начало века диктовало дамам реально возможные пропорции в 90-60-90 (хотя, тип телосложения здесь играл не последнюю роль), то уже в 2010-х началась тенденция к образу куклы Барби. На сегодняшний день общество требует от женщины совмещать несовместимое. Так, фигура женщины должна соответствовать следующим критериям: стройное тело, при этом обладает некоторой выраженной мускулатурой, ягодицы круглые, подтянутые, грудь полная, живот идеально плоский и талия тонкая. Идеалом можно назвать астенический тип телосложения с развитыми ягодицами и пышным бюстом. Очевидно, что подобных уникумов в природе не существует. Нормостеники, пытаясь угнаться за модными тенденциями, существенно худеют и также лишаются изначальных данных в виде развитых бюста и ягодиц. Что касается гиперстеников, которых воспевали не одно поколение поэты и художники разных стран мира, шансов на социальное поощрение крайне ограничены.    

Здесь стоит упомянуть о таком направлении, как бодипозитив. Бодипозитив – это относительно молодое направление в мире, направленное на принятие себя и своей фигуры такой, какова она есть. Изначально имея благородные цели, направление должно было снизить градус психических расстройств у женщин всего мира. О том, на сколько сильно повлияла мода Барби на психику мужчин и женщин всего мира, будет рассказано далее.  Тем не менее, бодипозитив занял неожиданно нездоровую позицию. Это направление открыто поддержали женщины с ожирением во всем мире. По сути, больные женщины стали активно агитировать население к тому, что быть такой полной – это модно и здорово. Потреблять пищу за троих и гордиться своими необъятными размерами – это нормально. Отметим, что нашлись и ценители такой эстетики в рядах мужчин. Направление развивается семимильными шагами и сегодня, меняя культуру тела с прекрасного на безобразное и наоборот. Целая индустрия моды подключилась к данному течению, создав новые коллекции брендовой одежды для дам plus size. Для демонстрации таких коллекций потребовались и новые типажи девушек. Так называемые «вешалки» (модели) обязаны были быть 40-42 размера, весить менее 50 кг и иметь вид прозрачной феи. Но на таких не наденешь одежду размера XXL, значит миру требуются новые форматы. Итак, появление моделей plus size на лучших подиумах мира, вызвало большой общественный резонанс. С одной стороны, общество привыкло к стандартам красоты Барби и не готово было принимать такой вид женщины. С другой стороны, часть общества устала от навязанных стереотипов о женской телесности и восприняло данный эксперимент как глоток свежего воздуха. Модные дома не остановились только на новых формах моделей, доработаны были и манекены в магазинах. Еще никогда ранее магазины не демонстрировали манекенов с лишним весом, большим тазом или складками на животе. Бодипозитив позволил обществу взглянуть на себя под углом «я нормальная такая, какая есть». Как уже говорилось ранее, тенденция к здоровому восприятию своего тела имела бы исключительно положительные свойства, если бы ее не стали использовать в свою пользу больные ожирением женщины. Дело дошло так далеко, что больных людей стали возводить в культ, снимать на обложках модных журналов и пропагандировать этот образ всеми возможными СМИ. Интересный факт, что в 21 веке женщины стали умирать от ожирения, тогда как веком назад умирали от истощения.

Вернемся к образу куклы Барби, который нанес более существенный вред психике женщин и мужчин, чем любое другое течение и направление. Эстетика этого образа состоит в нереальности женского образа: длинные худые ноги, без признаков естественного для женщины целлюлита, пышная грудь и круглые высокие ягодицы, плоский живот, узкая талия. К лицу также есть требования: кожа идеально ровная, скулы и подбородок острые, нос узкий и маленький, глаза должны быть крупные, ресницы густые и пушистые, губы пухлые, зубы выбелены. Каждая уважающая себя юная леди, на сегодняшний день, стремится к данному эталону. К слову, массовое помешательство на идеальных ягодицах и губах пошло глубже и сформировало стандарты даже в области гениталий. Стандартизации подвергаются гениталии и мужчин, и женщин. У первых есть претензии к прямоте фаллоса, его длине и ширине, у дам же эстетичному влиянию подвергаются малые и большие половые губы. Стоит заметить, что у женщин стандарты в этой области стремятся к уменьшению размеров, а у мужчин к увеличению. Естественно, с генетикой спорить смысла нет, значит стоит прибегнуть к услугам хирурга и косметолога.  Яблонская даже применяет такой термин, «как культурный пластик», под которым подразумеваются передовые технологии в области косметологии и хирургии, способные выточить молодое и красивое тело и лицо, согласно заданным стандартам Барби.

Исследование, проведенное на жителях США, показало, что 54% мужчин и 75% женщин готовы кардинально сменить свою внешность в угоду социальным стандартам. А недавнее исследование Dove и ВЦИОМ показало, что только 6% девочек от 14 до 17 лет ничего не хотели бы изменить в своей внешности. 94% молодых девушек мечтают изменить свою внешность! Естественно, женщины хотели бы уменьшить вес, исправить форму носа, изменить форму груди, отреставрировать зубы, убрать морщины и даже изменить свои ступни! Меняя внешность, женщины надеются получить ту самую призрачную уверенность в себе, которую демонстрируют модели на обложках глянцевых журналов. Они мечтают выйти из порочного круга неудовлетворенности собой и внешним миром. Они списывают все свои жизненные проблемы, неудачи в личной жизни и низкий оклад с недостаточно привлекательной внешностью. Напрочь забывая, что уникальность каждого человека ценна больше всего. Подражая кукле Барби они теряют сами себя и увы, так и не находят той самой уверенности, за которой бежали под хирургический нож.

Дж. Р. Сол в своей работе говорит, что «акт изменения индивидуальных черт нашего тела (в отличие от их маскировки) относится к тому же виду действий, что и самоубийство… Выбрать нос пуговкой вместо гордого орлиного профиля, конечно, не такое экстремальное действие, но оно находится в том же самом русле. Одновременно – это побочный результат технических достижений разума». [9]

Согласно данным Международного общества эстетической пластической хирургии за 2019 год, количество пластических операций в мире выросло на 20% с 2015 года. Год от года происходит невероятный прирост «культурного пластика». Россия стоит на 4-м месте по количеству проведенных пластических операций. У женщин во всем мире на 1-м месте стоит операция по увеличению груди – 15,8% от всех операций в мире. Логично, к тощему телу пышную грудь редко выдает природа. А кому выдает, потом и забирает – кормление грудью, колебания веса и гормональный сбой делают своё черное дело. На втором месте (15%) по популярности у гражданок стоит липосакция.

В эпоху потребления крайне трудно следить за своей пищевой корзиной, маркетологи продадут дамам и вон те фитнес-хлопья с сахаром и арахисовую пасту с гомогенизированными жирами. Так что даже если и захочет девушка похудеть, производители сделают так, чтобы сделать это у нее не удалось. На помощь таким страдающим снова приходит пластическая хирургия. На этот раз, предлагается выкачать из дамы все лишнее (жир) и в некоторых случаях даже вкачать этот жир обратно, но уже в нужные места (грудь, ягодицы). Завершают хит-парад популярных операций у женщин блефаропластика (пластика век) – 11% и пластика живота – 8%.

Под данным Американского общества хирургов, самой востребованной пластической операцией за 2020 год стала операция по увеличению ягодиц. 21 век принес женщинам не только новые стандарты красоты, но и новые возможности их реализации. Зачем заниматься спортом, соблюдать режим дня и питания, если можно просто лечь под нож хирурга и проснуться красивой. И именно тогда, в тот день, общество наконец рассмотрит красоту в этой женщине и выдаст ей заслуженную порцию похвалы.

Проблема стандартизации женской телесности сегодня не только актуальна, но и имеет рыночное и коммерческое значение. Согласно Ю.Эволу, в Западной культуре уделяется все меньше внимания интеллекту и высоким чувствам, зато все больше внимания приобретает сексуальное удовольствием, основным источником которого является женщина.

Женским телом, а точнее его образом, активно пользуются коммерческие компании для привлечения покупателей. Преимущественно реклама нацелена на мужскую аудиторию, так, строительный магазин, который будет рекламировать красивая девушка с пышной оголенной грудью, привлечет к себе намного больше внимания и интереса, нежели реклама с изображением досок. Эксплуатацию женской телесности применяют и на самой женской аудитории, когда, например, продают фитнес-марафоны или косметологические услуги.

Невероятным прорывом в области управления сознанием женщин стало рождение социальных сетей. Если раньше женщина сравнивала себя с редкими обложками журналов, то теперь у нее появилась возможность «подглядывать» за любыми женщинами мира, от соседки, до супер звезды. Социальные сети не выстраивали новых эстетических стандартов, скорее они способствовали активному распространению моды на кукол Барби.

Особенностью любой социальной сети является возможность выставить свои фото и видео карточки на обозрение миру. При этом, перед тем как эти карточки выложить, каждый уважающий себя пользователь не забудет качественно отредактировать фото и видео контент. Появилась даже целая индустрия приложений для пользователей, чтобы процесс редакции контента происходил наиболее просто, а эффект поражал своим превосходством окружающих. Теперь уже не нужно делать дорогостоящие операции и подвергать своё здоровье риску, достаточно овладеть парочкой приёмов в приложении и вот, ты красотка, не хуже Лопес с обложки. Правильный ракурс, свет, парочка фильтров на фотографию и можно выкладывать в сеть.

Обычная женщина, впервые заходя в океан социальных сетей, испытывает ужас от того, какие все вокруг красивые и какая несовершенная она. И так имея не самую высокую самооценку, женщина впадает в уныние, вплоть до депрессии, относительно своего внешнего вида. Подобное отторжение себя и своей идентичности не раз заканчивалось трагедией.

Некоторые социальные сети пошли дальше и предложили пользователям внутри своей платформы различные варианты редактирования внешности. Дело стало столь популярным, что от редакторов фото перешли к редакторам в режиме онлайн. Для примера можно рассмотреть платформу инстаграм с ее возможностью применения масок.

Маска – это по сути фильтр, который накладывается на входящее изображение в режиме онлайн. Фильтр может обладать любыми свойствами. Для детей будут интересны такие маски, как зайчик или собачка. Когда они включают видео и нажимают на фильтр, то их лица превращаются похожими на зайчика или собачку: появляются смешные ушки, розовый носик, усики итд. Для женщин же индустрия подготовила особую бомбу замедленного действия. Маски в инстаграм позволяют женщине моментально преобразить лицо и тело. Сузить нос, сделать кожу светящейся или с золотистым загаром. Конечно, и зубы выбелены и губы пухлые и носик аккуратный. Женщина смотрит на свое изображение в динамике: как улыбается этими пухлыми губами, как подмигивает большими глазами и не может оторвать от себя глаз — как хороша! Ужас состоит в том, что после всех этих красивых масок Золушка подходит к зеркалу и понимает, что волшебство закончилось, она вновь тыква. Все эти маски и фильтры подсаживают женщину на вечную иглу перекраивания своего лица и тела до того самого идеала, который она видела в инстаграме. Таким дамам даже придумали название «инста самки».

Но что же до мужчин? Ведь то, что женщины сходят с ума от воображаемых идеалов еще не говорит о том, что этим страдает и мужская часть населения. С одной стороны, да, мужчины с некоторой долей иронии относятся к таким странным стремлениям дам к призрачным эталонам красоты. А с другой стороны, хотят они того или нет, все эти красивые девочки с картинок влияют на мужское подсознание.

Еще далеко до создания всех фейсбуков и инстаграмов, в 1980 году Дуглас Кенрик и Сара Гутьеррес провели эксперимент, суть которого заключалась в следующем: первой группе молодых студентов мужского пола показывали фильм «Ангелы Чарли», а затем по-дружески показывали фотографию обычной девушки и спрашивали, симпатичная ли та и на сколько. Второй группе молодых людей кино не показывали, а сразу просили дружеского совета: девушка симпатичная? Стоит знакомиться?

Эксперимент показал следующее: те, кто смотрел сначала фильм, сообщали, что девушка на фото не особо привлекательна. Те же, кто фильм не смотрел, сочли девушку хорошенькой. Позже, в 1989 году этот эксперимент провели в лабораторных условиях, эффект оказался тем же. Мужчинам, только что разглядывавшим журнальных красоток, обычные женщины – даже их собственные жены — казались менее привлекательными (Kenrick & others, 1989).

Стоит ли говорить, что в век социальных сетей и цифровизации, когда мы 24/7 находимся во власти интернета и его идеальных картин, наше сознание (и мужчин, и женщин) подвергается серьезному испытанию. Ведь эталон сети крайне редко совпадает с тем, что мы видим в отражении зеркала или рядом с собой. Между эталоном и реальностью пропасть, преодолеть которую возможно лишь за огромные ресурсы.

Заключение

Подводя итоги, можно сказать, что эстетика женского тела никогда не была линейной и однородной. Отношение к женскому телу менялось в зависимости от уровня развития социума, а также от уровня развития технического прогресса.

Интересно, что на протяжении нескольких сотен веков, в женщине ценили и культивировали женственность. Художники рисовали форменных женщин, с длинными волосами, в юбках и платьях, с младенцем или без. Женщины в культуре выступали в роли источника наслаждения, в первую очередь за счет своего внешнего вида.  И только к началу 20 века впервые в истории женский образ меняется до неузнаваемости.

Феминистские движения, штаны и короткие стрижки, работа на заводах и в научной среде – всего за несколько десятков лет человечество перечеркнуло естественную природу и уравняло мужчин и женщин не только в правах, но и во внешних проявлениях. Женщинам надоело быть источником наслаждения, они хотели, чтобы в них увидели личность.

С того времени произошел небывалый скачок в становлении женщины в обществе. Отныне она имеет равные права и свободы, наравне с мужчинами. Хотя, стоит оговориться, это не касается мусульманских стран, где патриархат стоит во главе угла. Как бы там ни было, где бы женщинам не позволяли работать и за кого угодно голосовать, их телесный образ по-прежнему бередит сознание мужского общества. И проблема эксплуатации женского тела никуда не исчезла. Скорее даже усугубилась. Теперь образом обнаженного женского тела привлекают все магазины, рестораны, журналы, газеты, строительные фирмы, медицинские клиники итд.

Таким образом, можно сделать вывод, что животный инстинкт и желание обладать прекрасным телом всегда будет стоять выше любых общепринятых устоев. Не смотря на то, что в век цифровых технологий тело отходит на второй план, подлежа замене на более износоустойчивые и стандартизированные протезы, всё же женскую телесность и ту самую неуловимую женственность не заменить ничем. Именно она является основным вдохновителем на создание прекрасных творений, именно она окутывает теплом и дарит наслаждение, именно она не подчиняется никаким законам математики и физики. Никаким роботам не постичь и не достичь той уникальной красоты женского творения.

Список литературы:

  1. Баумгартен А. Г. “Эстетика”. — М.: Университет Дмитрия Пожарского. – 2021. – С. 760
  2. Библиография: Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века. Под ред. В.В. Бычкова. — М.: Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). — 2003. — 607 с.
  3. В.В. Мальцева Философия телесности в свете концепции культуры времени. // Философия и культура. — 2012. — № 11. — C. 39-43.        
  4. Гулыга А.В. Принципы эстетики. — М.: Политиздат. — 1987. С. —286
  5. Липовецкий Ж. Третья женщина. Незыблемость и потрясение основ женственности. СПб.: Алтейа. – 2003. – 495 с.
  6. Лосский Н.О. Мир как осуществление красоты. Основы эстетики. – М.: «Прогресс традиция», «Традиция». – 1998. – С. 416
  7. Майерс Д. Социальная психология. Глава 13. Раздел: Физическая привлекательность. СПб: ЗАО «Издательство «Питер»». – 2007. — С. 542–550.
  8. Михель Д.В. Тело в западной культуре. Саратов: Научная книга, 2000. – С. 172
  9. Мишле Ж. Женщина. Ведьма. М.: Республика. — 1997. — С. 83
  10. Паке Д. История красоты. Раздел: Свидетельства и документы. М.: Аст-Астрель. — 2003. — С. 108-109
  11. Попова О.В. Биотехнологическое конструирование человека: этико-философские проблемы: диссертация кандидат наук / О.В. Попова. — М., — 2018. – С. 423
  12. Попова, О.В. «Быть телом» или «иметь тело», «быть проектом» или «иметь проект» / О.В. Попова // Философия и культура. — 2015. — № 3. — С. 438-445
  13. Сол, Джон Ролстон. Ублюдки Вольтера : диктатура разума на Западе / Джон Ролстон Сол ; пер. с англ. А. Н. Сайдашева. — Москва : АСТ : Астрель, 2006. — 895 с.
  14. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. М.: Касталь, 1996. – 448 с.
  15. Шиффер Д.С. Философия дендизма. Эстетика души и тела (Кьеркегор, Уайльд, Ницше, Бодлер) / Пер. с франц. – М.: Издательство гуманитарной литературы. — 2011. – С. 296
  16. Эпштейн М. Тело на перекрестке времен. К философии осязания // Вопросы философии. – 2005. – №8. – С. 66-80.
  17. Яблонская Л.В. Специфика женской телесности как объект гендерной философии // Вестник ИРГТУ. – 2015. — №10 (105). — С. 340-344.
0

Автор публикации

не в сети 1 день

admin

150
Комментарии: 1Публикации: 52Регистрация: 20-07-2020